?

Log in

No account? Create an account
drontophile's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in drontophile's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Friday, September 1st, 2017
2:04 pm
КОМАРОВО, АВГУСТ 2017
Вид из окна т. н. "ахматовского" номера 12 на упомянутый ею в стихах кедр (не виден).
1:15 am
МОЯ ПЕРВАЯ ЛЕКЦИЯ
Разные в жизни случаются неожиданности. В моей – одна из уникальных и даже несообразных: чтение лекций по курсу античной литературы. 1978-й год – славный и многособытийный (знать бы тогда, что ничего подобного больше не предвидится!). По окончании аспирантуры на кафедре английской филологии в Герценовском и перед защитой диссертации о русских переводах «шекспировских» сонетов Китса (хм, м-да!) будущее (и это в 30 лет!) представлялось совершенно неясным. Страсть как не хотелось покидать Ленинград и уютную комнатку на Голодае – и уж менее всего желалось кому-то где-то в том или ином виде втюхивать английский язык, которым и сам-то едва владел. Даже готов был заключить фиктивный брак ради прописки в обожаемом городе (чудом эта жуткая авантюра провалилась) – но дальше-то что?
И вдруг: в середине августа предложили мне должность ассистента (пока, до получения учёной степени) в Кемеровском университете (когда я там учился, он числился ещё пединститутом). Но – не на инязе, а на кафедре теории литературы и истории зарубежных литератур! Вспоминается удивительно благожелательная и вдохновляющая обстановка, тогда там царившая. Почти все новые коллеги – немногим меня старше (и даже младше), а возглавлял кафедру ныне – увы – покойный Натан Давидович Тамарченко (светлая ему память). Боже мой: я стану читать в своё удовольствие Гомера и Горация (пусть не в оригинале, мне недоступном), а мне за это деньги ещё и начнут платить?!
Итак: за кратчайший срок подготовился, насколько сумел, к первой лекции, назначенной (как было указано в выданной мне бумажке) на десять утра 2 сентября. Канун учебного года мой брат Валентин (тоже, по семейной традиции, педагог) отмечал с коллегами довольно энергично – и пригласил меня, раз уж на то дело пошло, принять участие в празднестве. Но: утром первого сентября, в начале девятого, будит меня телефонный звонок. Декан филфака (добрейший Василий Николаевич) сурово осведомляется, почему я не явился на свою лекцию. С трудом разлепив веки, пытаюсь объяснить, хотя затея это зряшная. Мгновенно одеваюсь-умываюсь, вызываю такси (к счастью, подают без промедления), и уже в половине девятого (или чуть позже) освобождаю Василия Николаевича от необходимости унимать впавших в отчаяние первокурсников. Взбираюсь на кафедру – и начинаю что-то лепетать о греческой мифологии, то и дело заглядывая в генеалогическую таблицу богов, старательно мной начерченную.
…Василий Николаевич принёс мне извинения за ошибку, допущенную в расписании, и тем самым снял с меня вину, однако убедительно просил протеста не заявлять. Впрочем, выговор за опоздание мне всё-таки был вынесен (правда, без записи в трудовой книжке).
Monday, August 28th, 2017
12:27 am
Monday, July 31st, 2017
10:08 am
КОМАРОВО-2017
"Ни слова, о друг мой, ни вздоха,
Мы будем с тобой молчаливы..."
Блаженная в прошлом эпоха,
Но мы - как ни странно - всё живы.
Sunday, July 30th, 2017
4:59 pm
28 ИЮЛЯ 1914 - 103 ГОДА ТОМУ НАЗАД...
Найти ли в истории дату, которая почти сразу обрушила прежнюю жизнь и переменила облик всей европейской цивилизации? Начало Первой мировой войны - начало многих неслыханных до того трагедий, бед и лишений. На фото - манифестация учеников Бийского народного училища по поводу объявления войны с Германией.
Thursday, July 27th, 2017
6:20 pm
О ЛЕРМОНТОВЕ МОЁМ
"Так вот, в один из приездов в Новосибирск - уверенно могу датировать его январём-февралём 1959 года (как раз той зимой взялся сочинять стихи, заведя для них специальную тетрадь) - я впервые напал на полного Лермонтова. Пришёлся он мне тогда как нельзя вовремя. С первых же строк (не «Жалобы турка» ли?) поразила меня созвучность замкнуто-мрачного настроя тому, что невысказанным кипело в моей полудвенадцатилетней душе... Вот он, мой поэт, почти что ровесник, мой единомышленник и верный друг! Теперь я, часами просиживая у вазочки с конфетами, не отрывал глаз от драгоценных страниц.
...- Ну-с, вьюноша бледный со взором поэта, - взгромоздившись на свой насест и не сразу совладав с одышкой, но уже окуривая меня густыми клубами благовонного дыма, осведомилась баба Надя, - чевой там еще ваши демоны набезобразничали?
Я промямлил что-то невнятное. Уши мои горели... Я только что дочитал "Сашку"».

..Очень давняя статья... вспомнил сегодня, 27 июля...

С. Л. Сухарев. Китс и Лермонтов (Сергей Сухарев) / Проза.ру
proza.ru
Saturday, July 22nd, 2017
3:11 pm
ПИКНИК
Фото этого пикника датировано 21 июля 1914. Если по старому стилю (скорее всего), то первая мировая война уже началась (правда, очень далеко от Бийска). Малец с гитарой - вряд ли дед - Леонид Алексеевич Сухарев. О нём я на днях писал: с гитарой он до конца дней не расставался (хотя со стены снимал нечасто), а вот 12-летний подросток, стоящий в центре, похоже, он.
Friday, July 21st, 2017
12:47 am
КАК Я НЕ ПОЗНАКОМИЛСЯ С ЕВГЕНИЕМ ЕВТУШЕНКО
Перебирая и в основном выкидывая (эх, жаль, что нет камина!) старые письма,
наткнулся на почти забытое - и до сих пор невразумительное.
В июле древнего 1965-го года в радиопередаче о книгах я, 17-летний тогда стихоплёт,
что-то пробормотал о недавно прочитанном: журнал "Юность", конечно, трудно было не упомянуть.
В редакцию почти мгновенно пришёл отзыв от слушательницы Галины Давыдовой
(без указания обратного адреса). Если вторая супруга Евгения Александровича - Галина Семёновна Сокол-Луконина - почему-то сочла нужным откликнуться под этим псевдонимом, то меня мучает вопрос: с какой стати она так рьяно прилипала ухом к кемеровской городской радиоточке?
Мистификация - и довольно нелепая?!
Thursday, July 20th, 2017
12:29 am
22-ЛЕТНИЙ ДЕД О СЕБЕ
Сегодня - 115 лет со дня рождения дедушки (маминого отца) - Леонида Алексеевича Сухарева. Странно, но стариком - и даже пожилым человеком - он как-то никогда не воспринимался. Возможно, и потому, что умер на прогулке от очередного инфаркта в 67 только лет (20 июля 1902, Бердск - 14 ноября 1969, Кемерово), и потому, что до последнего часа сохранял моложавую жовиальность и способность к разным выдумкам.
Нашёл его автобиографию, датированную 1924-м годом.
Примечательно не столько содержание, сколько заданные вопросы.
И ещё: самоучкой, не имея ни малейшего понятия о музыкальной грамоте, в 1920м году (в разгар Гражданской войны в Сибири!) "организовал любительский оркестр", сам играл на гитаре и на мандолине. Сочинял романсы, которые сам и исполнял - чем не "бард"?
Tuesday, July 18th, 2017
12:24 am
СПОКОЙНОЙ НОЧИ!
В начале рассказа «Усадьба Медные Буки» (The Adventure of the Copper Beeches, 1890) - последнем в первом сборнике сэра Артура Конан Дойла «Приключения Шерлока Холмса» (The Adventures of Sherlock Holmes, 1892) есть мелкая несуразность, которую переводчики всячески пытались обойти или затушевать.
Одинокая девица в поисках средств ищет место гувернантки, однако поступившее предложение смущает ее несоразмерной щедростью жалованья, а посему она обращается за консультацией к Шерлоку Холмсу. Является мисс Хантер на Бейкер-стрит ровно в 10.30. Стол после завтрака ещё не убран (по-видимому, викторианский этикет не позволял предложить деловой посетительнице чашку чая?). Беседа продолжается час (от силы полтора часа), однако мисс Хантер, уходя, желает джентльменам «спокойной ночи»: «With a few grateful words to Holmes she bade us both good-night and bustled off upon her way».
Комментаторы по поводу этого довольно странного (учитывая время суток) высказывают самые разнообразные – и даже двусмысленного (или недвусмысленного) свойства - предположения…
Как выкрутиться переводчику? Механически повторить промах автора – и тем самым озадачить читателя? Мне, честно говоря, кажется: Конан Дойл, увлекшись развитием сюжета, попросту забыл, что утро ещё не кончилось.
Рассказ переводился не менее десяти раз; наиболее известный перевод Н. Емельянниковой переиздавался бесконечно. Итак:
«Скупо поблагодарив Холмса и попрощавшись, она поспешно ушла».

Мне захотелось так или иначе сгладить в переводе писательский недосмотр, но всё же и сохранить не совсем обычную форму прощания. Первоначально фраза выглядела так: «Коротко поблагодарив Холмса, мисс Хантер пожелала нам приятно провести вечер и поспешила удалиться». Редактор приблизил фразу к оригиналу – и, скорее всего, оказался прав (тем более, что в примечании даётся оговорка): «Коротко поблагодарив Холмса, мисс Хантер пожелала нам доброй ночи и поспешила удалиться».
Wednesday, July 12th, 2017
12:50 am
ТОРО И ХОЛМС
12 июля исполняется 200 лет со дня рождения Генри Дэвида Торо (1817-1862).
Оказывается, Шерлок Холмс был хорошо знаком даже с дневниками этого американского мыслителя.
Рассказ сэра Артура Конан Дойла «Знатный холостяк» (The Adventure of the Noble Bachelor, 1887), вошедший десятым по счёту в его первый сборник «Приключения Шерлока Холмса» (The Adventures of Sherlock Holmes, 1892) известен, несомненно, множеству русских читателей по часто издававшемуся переводу Деборы Григорьевны Лившиц (1903-1988).
Интересно, задумывался ли кто-то над фразой: «Побочные обстоятельства бывают иногда так же красноречивы, как муха в молоке, — если вспомнить Торо»? В оригинале: «Circumstantial evidence is occasionally very convincing, as when you find a trout in the milk, to quote Thoreau’s example». Во-первых, знаменитый сыщик говорит не о мухе, а о форели (форель в молоке, кстати, великолепное блюдо!); во-вторых, что может означать муха в молоке – разве что уличить хозяйку в нерадивости? И причём тут Торо?! Без комментария никак не обойтись, а где и когда текст им сопровождался?

В новом переводе (в кн.: Дойл А. К. Этюд в багровых тонах; Приключения Шерлока Холмса. СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2017. Серия «Мировая классика». С. 406) я предложил следующий вариант: «Как заметил Торо, косвенные свидетельства порой весьма убедительны: форель в бидоне с молоком – тому пример». Мальки форели, насколько я понимаю, в американских водоёмах были привычны, как нам пескарики, а присутствие речной живности в молоке, действительно, более чем красноречиво (в отличие от мух).
Комментатор Михаил Назаренко пояснил: «Форель свидетельствует о том, что молочник разбавляет свой товар. Этот афоризм американский писатель и философ Генри Торо (1817–1862) записал в дневник 11 ноября 1854 г., а Ральф Уолдо Эмерсон (1803–1882) процитировал на похоронах друга» (Там же. С. 488-489). Можно добавить, что тогда, насколько известно, происходили забастовки молочников, возмущенных обвинениями в мошенничестве.

Уточнение от riftsh: "Мелочное: запись в дневнике Торо сделана между 11 и 14 ноября 1850 (не 1854) года. Неправильная датировка широко распространена и приводится в десятках книг, включая многие издания Шерлока Холмса. Я не знаю источник этой ошибки, Гуглбукс находит ранние примеры в 1960 и 1962 гг., вероятно, оттуда пошло по цепочке".

Да, запись Торо, действительно, была основана на злободневности: "referring to an 1849 dairyman's strike, during which there was suspicion of milk being watered down!".
Tuesday, July 11th, 2017
1:11 am
ТРИДЦАТЬ ЛЕТ НА СЕВЕРНОМ ПРОСПЕКТЕ
Вселились по обмену с Ульянки в этот дом ЖСК (с полной выплатой тогдашней стоимости квартиры - 5 600 рублей) 11 июля 1987... Помню первое отрадное впечатление - залитое солнцем пространство (пускай скромное, но наконец собственное), сияющий жёлтый паркет, а главное - бушующие под ветром через дорогу напротив слитные чудные берёзы... По проспекту изредка проезжал какой-нибудь "запорожец", курсировал и автобус 103 (от метро "Политехническая"), а так - полная тишь и почти загородная благодать...Под окнами торчали кустики, которые теперь превратились в черёмуху и яблоню, загораживающие летом обзор из окон... А на проспекте теперь - поток авто, случаются и пробки... К счастью, не видим и почти не слышим. Зато яблоки под рукой - словно в Эдеме...
Два снимка - 2000 (увы, нет более ранних) и 2015.
Sunday, July 2nd, 2017
1:52 pm
ЭРНЕСТ ХЕМИНГУЭЙ – +2 ИЮЛЯ
Где-то на просторах Интернета попалось мне утверждение, будто самоубийство Хемингуэя в нашей печати замалчивалось; о причинах его смерти говорилось якобы обиняком – в отличие от не столь давнего официального некролога Александру Фадееву. Но вот нахожу неоспоримое свидетельство – письмо мне моей 73-летней постоянной корреспондентки из Новосибирска Валентины Ивановны Гладневой (1888-1966), неутомимой читательницы и «фанатки» отечественной литературы.

«Два происшествия того обильного событиями 1961-го года баба Валя отметила особо. Очень живописно изобразила кутерьму вокруг солнечного затмения 15 февраля (в духе жанровой сценки). Сильное впечатление произвело на неё и известие о самоубийстве Хемингуэя 2 июля. Не потому, что писательский и человеческий облик знаменитого бородача для неё значил что-то особенное. Наоборот: только его смерть и побудила бабу Валю разыскать где-то томик бывшего тогда у нас кумиром могучего американца (“«у нас” – не значит для меня: я тоже о ”старике Хэме” знал тогда только понаслышке). И вот, по прочтении книги, баба Валя пишет мне с горечью и чуть ли не в отчаянии: “Увы, Хемингуэй меня разочаровал. Ни один из рассказов не увлёк, не задел за живое. Пыталась вчитаться, да не смогла... Старость очень изменила меня, Серёженька, многое теперь доходит до меня с трудом. Может быть, Хемингуэй и великий писатель, но не для моего ума. А вот последний поступок его (в газете ясно сказано, что решение он принял сознательно) мне понятен; навеялись мысли о ценности человеческой жизни и прочее...”».

Читал я Хемингуэя много позже – и даже в лекциях по зарубежной литературе о нём распространялся, но и я готов теперь спросить: а вправду ли он такой уж «великий писатель»?
12:21 am
Thursday, June 29th, 2017
4:10 pm
БАБА ЛЕНА
Елена Ивановна МУРЫШКИНА
(2 июня 1888, Бийск – 29 июля 1964, Кемерово, диспансер на шахте «Ягуновская»)

Папина мама. Немалая часть времени (до 16 лет) проведена именно с ней – с бабой Леной, хотя о чём мне рассказать?
Почему же я тогда почти ни о чём её не расспрашивал?!
Даже её девичья фамилия забыта – никто из близких родственников с её стороны не появлялся.
Не то Борякова, не то Бурякова – на самом деле, по-видимому, это фамилия первого мужа,
за которого её рано и чуть ли не насильственно выдали. Оказался сумасшедшим, прожила она с ним недолго.
Не вспоминала о молодости ни единым словом. Вот одно: будучи уже девушкой, как-то в раздражении ругнулась
«язви его!», за что получила от отца суровейший нагоняй.

Характер у неё был ровный, но твёрдый - даже волевой, с неизменными правилами.
Сама она никогда «на службе» не состояла – подрабатывала шитьём, какой-то доход приносило огородничество.
Жили в 20-е и 30-е годы, судя по всему, довольно скудно.
Её избранник – мой дед Пётр Васильевич Мурышкин (1886-1944), в армии бывший писарем в штабе,
после дезертирства из Петрограда после Февральской революции до конца жизни проработал корректором в бийской типографии. Вырастили двух сыновей: младший Валентин пропал без вести в августе 1941-го в «черниговском котле»;
возвращения старшего – Леонида – из армии Пётр Васильевич не дождался…

После папиной женитьбы в конце 1946-го хибарка на Согренной улице была продана, баба Лена перебралась
в Заречье – в сухаревский Старый Дом на Некрасовском - (мой родной в первые 15 лет жизни – и уже навсегда).
Семейные трения между роднёй и взаимные претензии саднят память
(да, по сути, я мало что о них и знаю – только догадываюсь).
Четырём поколениям в четырёх небольших комнатках явно было тесно.

Пенсию баба Лена получала самую ничтожную – 160 рублей («старыми»), чисто символическую (за «потерю кормильца»).
С 1954-го года вела хозяйство в построенном папой Новом Доме (готовила еду, стирала, гладила, штопала, вязала и пр.);
постоянные бытовые заботы о трёх внуках лежали в основном на ней.
В наследство им предназначались хранившиеся в сундучке под кроватью хромовые сапоги из тонкой кожи
(очень ладные, как раз мне по ноге – да вот где они?), плотное монгольское одеяло из верблюжьей шерсти (долго прослужило)
и что-то третье, о чём забыл. Вклад на сберкнижке составлял около 500 рублей («новыми»).
А вот более ценное по уникальности– треугольнички писем с фронта от дяди Вали – почему-то исчезли…

Единственная в семействе "не педагог" – каждое воскресенье и по главным праздникам – баба Лена ходила в церковь,
она же и крестила меня в Успенском храме. Когда я попросил у неё карманное Евангелие, охотно мне передала.
Не имея, в сущности, образования, обладала безупречной грамотностью; о литературе была не просто наслышана.
До телевизионной эпохи ежевечерне, освободившись от дел,
прочитывала сколько-то страниц очередной книги (из классиков), оставляя в ней закладку.
Страстно любила нашу сибирскую природу: летом-осенью часто ходила в лес, безошибочно разбиралась в грибах и растениях. Мастерски солила на зиму грузди и несравненные бийские помидоры - на редкость крупные, разных сортов, в том числе были и жёлтого цвета.
Отводила душу на огороде (слышу её просьбу: «Лёнюшка, вскопай грядку!»). Неизменно садила разные цветы – астры, маки, душистый горошек, хризантемы, портулак и пр. Особенно любила георгины: клубни на зиму прятались в «подполье».

В последние годы страдала тяжёлой одышкой, хотя и не прочь была тайком курнуть «беломорину».
Спиртного в рот никогда не брала - в застолье только касалась рюмки губами.
Ночами подолгу просиживала в постели (теперь и мне понятно основное назначение «вольтеровских кресел»).

Оторванная вдруг на старости лет от родной почвы, от родного пространства и особенно от вольного бийского воздуха - в панельной коробке угасла за полгода…

Не прощу себе, что при расставании не обнял её крепко, не сказал таимых слов привязанности и благодарности.
Хоронил бабу Лену один папа - конечно, без отпевания (меня тогда в городе не было).
Могила бабы Лены затеряна…
Wednesday, June 28th, 2017
4:56 pm
ПРО ШАХМАТЫ
В конце июня 1962-го года (55 лет тому назад) я наклеил на несколько конвертов разнообразные цветные марки и вложил в них краткие записки, основным содержанием которых являлся первый ход белых.
В отличие от гроссмейстера Бендера, я почему-то решил побаловать противников разнообразием дебютов – и движением королевской пешки 1. е2-е4 не ограничился…
Так начался межреспубликанский смешанный квалификационный турнир 51/9 по переписке,
организованный Комиссией заочных соревнований Шахматной Федерации Латвийской ССР.
Победителям присваивался третий разряд, что давало право на участие уже в международных состязаниях по переписке.
Очень скоро сама игра отступила для меня на второй план:
за нехваткой общения обмен ходами превратился в обмен жизненными впечатлениями всяческого рода (с избранными, разумеется, партнёрами).
Во втором турнире 120/63 руководитель всей этой затеи – добрейшая Мария Борисовна Александрова – назначила меня старостой. Тут бумажной волокиты заметно прибавилось: мне присылали записи всех партий, нотацию которых я должен был перепроверить и переслать в «штаб»; возникали и конфликты, требующие разрешения.
В итоге с возложенным поручением я, по-видимому, справился –
- и даже был премирован годовой подшивкой рижского журнальчика «Шахматы».
Нужных для получения разряда очков я не набрал, хотя в третьеразрядники, думаю, вполне гожусь.

А играть в шахматы меня – пятилетнего – научил прадед Алексей Яковлевич Сухарев (1877-1958).
Ещё в мае 1905 года он устроил тогда в городе Бийске, где заведовал народным училищем, шахматный турнир.
Не знаю, сколько набралось участников, но уровень игроков, бесспорно, был любительским.
Победителем (или занявшим второе место) в том турнире прадед (на фото - справа) и оказался.
В качестве приза получил пивную кружку (видна на снимке), сохранившуюся до сих пор.

Много и других воспоминаний, связанных с шахматами, но об этом как-нибудь в другой раз.
Thursday, June 22nd, 2017
10:50 pm
1941
ИВАН НЕКРАСОВ - С НЕКРАСОВСКОГО ПЕРЕУЛКА В ЗАРЕЧЬЕ, ГОРОД БИЙСК
ФОТО - 18 МАРТА 1941, ДАУГАВПИЛС.
СОКЛАССНИК И ЖЕНИХ МАМЫ (1923-1991).
ПОГИБ В 1942-М...
Wednesday, June 21st, 2017
6:59 pm
44 ГОДА ТОМУ НАЗАД
- Четверг, 21 июня 1973.
Самый длинный день, растянутый ещё на четыре часа большим скачком Кемерово-Ленинград. Ровный беспосадочный перелёт, с аэродрома в такси до Невского 113/4 (знакомый угол Полтавской). Очень солнечно и прозрачно. У Фирса пили ром. Выходил за билетами в ДК имени Дзержинского (тот же дом, только со стороны Харьковской улицы). Сейчас в мире - два главных события: визит Брежнева в США и межзональный турнир, мы - в средоточии второго. Легко ходится, вольно дышится. Ночь совсем белая.
Friday, June 16th, 2017
12:07 am
BLOOMSDAY: КОРМЛЕНИЕ КОШКИ
«The cat walked stiffly round a leg of the table with tail on high.
-- Mkgnao!
-- O, there you are, Mr Bloom said, turning from the fire.
The cat mewed in answer and stalked again stiffly round a leg of the
table, mewing. Just how she stalks over my writingtable. Prr. Scratch my
head. Prr.
Mr Bloom watched curiously, kindly the lithe black form. Clean to
see: the gloss of her sleek hide, the white button under the butt of her tail,
the green flashing eyes. He bent down to her, his hands on his knees.
-- Milk for the pussens, he said.
-- Mrkgnao! the cat cried.
They call them stupid. They understand what we say better than we
understand them. She understands all she wants to. Vindictive too. Cruel.
Her nature. Curious mice never squeal. Seem to like it. Wonder what I look
like to her. Height of a tower? No, she can jump me.
-- Afraid of the chickens she is, he said mockingly. Afraid of the
chookchooks. I never saw such a stupid pussens as the pussens.
-- Mrkrgnao! the cat said loudly.
She blinked up out of her avid shameclosing eyes, mewing plaintively
and long, showing him her milkwhite teeth. He watched the dark eyeslits
narrowing with greed till her eyes were green stones. Then he went to the
dresser, took the jug Hanlon's milkman had just filled for him, poured
warmbubbled milk on a saucer and set it slowly on the floor.
-- Gurrhr! she cried, running to lap.
He watched the bristles shining wirily in the weak light as she tipped
three times and licked lightly. Wonder is it true if you clip them they can't
mouse after. Why? They shine in the dark, perhaps, the tips. Or kind of
feelers in the dark, perhaps.
He listened to her licking lap. Ham and eggs, no. No good eggs with
this drouth. Want pure fresh water. Thursday: not a good day either for a
mutton kidney at Buckley's. Fried with butter, a shake of pepper. Better a
pork kidney at Dlugacz's. While the kettle is boiling. She lapped slower,
then licking the saucer clean. Why are their tongues so rough? To lap
better, all porous holes. Nothing she can eat? He glanced round him. No».

Thursday, June 15th, 2017
2:47 pm
ВСТРЕЧА С БАЛЬМОНТОМ
В памятном октябре 1972 года заглянул по привычке к букинистам на Старо-Невском проспекте (близ площади Восстания) - и застыл у прилавка, увидев книжечку "Сонеты Солнца, мёда и Луны" (М.: 1917) с автографом на титульном листе: "Дорогой Кате, которую не разлюблю никогда. Константин Бальмонт".
Как раз тогда я усиленно вникал в бальмонтовский перевод "Тигра" Блейка - уяснив в итоге,
что он ничуть не уступает, вопреки расхожему мнению, переводу Маршака, а во всём следует собственной - противоположной! - мировоззренческой концепции великого поэта.
Стоил раритет всего-навсего 6 рублей 50 копеек: сумма не самая мелкая, однако извлечь её из кошелька разорением не грозило - тем более, тратил на книги, совершенно ненужные, и побольше.
И что же?! Постоял-постоял - и в каком-то ступоре удалился, дурень, упустив из рук сокровище...
Простите меня, Константин Дмитриевич - и примите поздравление со 150-летием!
[ << Previous 20 ]
-   About LiveJournal.com